04.09.2019

Все аварии в одном смартфоне / Деловой Петербург (интервью с генеральным директором Андреем Рюминым)

"Ленэнерго" - это организация, работающая по жестким бизнес-принципам, или скорее социально-ориентированная компания?

- Я не могу сказать, что мы ведем жесткий бизнес, скорее "Ленэнерго" - это регулируемая государством компания с социальной функцией. Eсли говорить, например, про детский сад, то "Ленэнерго ", конечно, самостоятельно не строит такие учреждения, это не наш профиль. Но подключением детского сада к сети мы займемся, причем по льготному тарифу. То есть суммы, которые нам заплатит сам детский сад, будут несопоставимы с теми расходами, которые мы понесем. А если детсад находится не в городе, а, к примеру, в удаленном районе Ленинградской области, то доходы от транспортировки электроэнергии до него не по кроют расходы на содержание линии электропередачи. Получается, что в случае с таким социальным объектом мы работаем не совсем эффективно с точки зрения бизнеса. Однако в нормативных документах прописано, что наша основная функция - подключать всех потребителей. Впрочем, в них же говорится, что потраченные на подключение деньги мы должны получить назад через тариф на передачу. Но обычно это растянутый процесс, он может длиться долгие годы, даже десятилетия.

Но государство же субсидирует ваши расходы?

- Нет. Мы компания с государственным участием, контрольный пакет акций принадлежит ПАО "Россети", это государственный холдинг. Блокирующий пакет, около 28 %, принадлежит Санкт-Петербургу, поэтому подключение социальных объектов, вне зависимости от того, в какие расходы и усилия для "Ленэнерго" это выльется, - это наш функционал. Eсли мы не будем это делать, то кто?

Сложно искать баланс между эффективностью работы и необходимостью выполнять социальные функции?

- В этом состоит работа команды, но наши сегодняшние экономические показатели говорят сами за себя. В прошлом году мы получили одну из самых больших прибылей среди схожих компаний на территории нашей страны. В этом году хотим превысить показатель прошлого года, пока нам удается это делать.

У нас положительная динамика с точки зрения числа подключений. В Петербурге нет ни одной просроченной заявки. В Лен области такие остались, но их количество снижается, к просроченным мы относим уже меньше 1 % поданных заявок. Часто просрочка возникает не по нашей вине, а из-за того, что приходится решать сложные вопросы - проходить леса первой категории, ж / д пути и т. д. Что касается социальных объектов, то в год мы подключаем более тысячи.

Вы коснулись темы управления компанией, сейчас во многих крупных бизнес-структурах решения принимаются на основе алгоритмов. Как вы считаете, в перспективе роль управленца-человека сократится? В энергетике часто решения принимаются автоматически?

- Я думаю, что алгоритмы не отстранят человека от процесса управления, но точно ему помогут. В энергетике в том числе. В июне мы презентовали новую корпоративную геоинформационную систему. Eе задача - ускорить процесс технологического присоединения. Как он строится сейчас? Приходит заявка от клиента, она попадает в департамент техприсоединения, там ее распределяют к конкретному специалисту. Он смотрит карту, разрабатывает трассу, где пройдет новая линия. Поскольку специалист ведет сразу несколько заявок, на рассмотрение каждой из них в среднем уходит несколько дней.

Мы пытаемся этот процесс полностью автоматизировать. В нашей геоинформационной системе учтены все источники питания, существующие кабельные линии, а также коммуникации других ресурсоснабжающих организаций.

Это как "Яндекс.Навигатор", который предлагает сразу несколько маршрутов из одной точки в другую?

- Принцип похож. Но у нас более многофакторная история. Система анализирует наличие свободных мощностей, стоимость каждого маршрута для подключения, уровень потерь электроэнергии и перспективы развития. "Яндекс.Навигатор" перспективы развития не предлагает, а мог бы: например, пока вы едете до конечной точки, могли бы по пути заскочить в нужный магазин за покупками. Наша система сразу отмечает эффективные варианты прокладки сетей: например, лучше построить здесь, потому что при обращении соседнего заявителя в этом месте будет дополнительная мощность для его присоединения.

Eсли уж продолжать проводить параллели с другими видами бизнеса, то мы первой из электросетевых компаний России запустили мобильное приложение для клиентов. Мобильная версия "Личного кабинета клиента" дает возможность любому заявителю пройти все этапы процедуры круглосуточно, в любом месте, имеющем доступ в интернет.

То есть как банк выдает кредиты без обращения клиента в офис, так и вы подключаете клиентов без посещения офиса компании?

- Все можно сделать в электронной форме.

Eсли происходят аварии на сетях, необходимо ваше вмешательство или все службы работают по определенному регламенту?

- У нас огромное количество проработанных на протяжении многих лет регламентов, положений и инструкций. Персонал компании действует по ним, это отлаженный процесс, не требующий вмешательства руководства. Eсть диспетчеры, которые при аварийной ситуации сразу должны дать команды. Все работает как часы, есть машины и есть аварийные бригады, которые выезжают и устраняют последствия. Для большинства аварийных ситуаций мое участие не требуется, хотя информацию обо всех инцидентах я получаю на смартфон. Мне приходят те же данные об отключениях, что и диспетчеру. Также я вижу, как идет устранение неполадок. Например, незадолго до нашего разговора было небольшое технологическое нарушение в Рощинском районе Ленобласти. На время проведения ремонтных работ питание было обеспечено от дизель-генераторной установки (ДГУ). Я вижу, что восстановить электроснабжение по нормальной схеме сразу не удалось, но согласно нормативу подъехала ДГУ, от нее были запитаны все погашенные потребители участка, устранение аварии идет в плановом режиме. Я наблюдаю всю эту историю на телефоне и никому не звоню. Но если я увижу, что произошло серьезное отключение, то быстро включаюсь в ситуацию. К сожалению, случаются технологические нарушения, которые требуют мобилизации более серьезных ресурсов. Созывается оперативный штаб, и в зависимости от серьезности ситуации я или главный инженер его возглавляют. Для устранения могут привлекаться смежные, подрядные организации, если требуется помощь со стороны, мы ее просим. В этом году были случаи аномальных природных явлений - сильные ветры в Ленинградской области. Тогда постоянно работал штаб. Мы даже проводили совещание под председательством главы "Рос-сетей" Павла Ливинского.

Но по ночам вас не будят обычно?

- Обычно нет.

"Ленэнерго" как дочерняя компания "Россетей" участвует в программе цифровизации электроэнергетики. Eсть ли проекты, которые обкатываются в "Ленэнерго"?

- Eсть. Один из них реализуется в "Ленэнерго" и в компании "Россети Московский регион". Перед нами и московской компанией поставлена задача спроектировать и реализовать проект "Цифровой район электрических сетей" ("Цифровой РЭС"). В Петербурге мы выбрали Северный РЭС, это территория Калининского и Выборгского районов города. Также в числе пилотных проектов - строительство цифровых подстанций, сейчас в работе их три: две подстанции 110 кВ "Мартышкино" и "Московская товарная" и 35 кВ "Детскосельская". Но я хотел бы обратить внимание, что цифровизация и автоматизация - это разные понятия. Цифровизация - это не просто замена механизмов и оборудования, это смена самих бизнес-процессов. Поэтому цифровизация не ограничивается строительством цифровых подстанций . Это нечто большее, комплексная трансформация. Программа цифровизации рассчитана до 2030 года, мы ее только начинаем.

Сейчас мы говорим о цифровизации, а в нуле вые годы энергетику называли отраслью, которая чуть ли не тормозит развитие экономики. Новые бизнес-проекты часто задерживались с запуском из-за дефицита мощностей. Сейчас ситуация изменилась? Получить мощности стало проще?

- Раньше в городе было много центров питания и зон, закрытых для присоединения новых заявителей. Но за последние годы ПАО "Ленэнерго" была проделана огромная работа по развитию распределительных сетей и реконструкции центров питания. На сегодняшний день зон, закрытых для технологического присоединения, в городе нет. Поэтому именно в Петербурге я не представляю ситуацию, что кто-то планирует строить жилье или что- то еще, а у нас нет мощности для присоединения. Eсть вопрос в стоимости, ясно, что в каждом районе она разная.

В одном построена подстанция и ничего не нужно создавать заново, в другом надо вести дополнительные работы. Но мы точно не тормозим развитие ни девелопмента, ни любого другого бизнеса.

И чтобы такое не повторилось, инвестиционная программа компании формируется на основе перспективных планов развития города.

Действуете на опережение.

- Конечно. Мы не живем в вакууме, а корректируем инвестпрограмму в зависимости от того, как изменяется адресно-инвестиционная программа города, и делаем так, чтобы обе программы работали в унисон.

Вам наверняка часто приходится встречаться с руководителями крупных городских предприятий. С какими просьбами они чаще всего к вам обращаются?

- Большее количество вопросов связано с технологическим присоединением. Как правило, такие обращения связаны с подключением крупных объектов, все мелкие заявки автоматизированы. Eсли же возникает большой масштабный проект, то мы смотрим, как его можно реализовать. Сейчас одна из последних крупных задач - подключение объектов города- спутника Южного. Это не простая линейная история, здесь надо продумать, как правильно строить и распределять нагрузки, в какое время нужна необходимая мощность.

А на стоимость подключений бизнес не жалуется?

- Мне кажется, что если продукт не бесплатный, то на цену можно жаловаться всегда. Но бесплатно быть не может. Все наши цены экономически обоснованы. Сейчас все составляющие в тарифе расписаны, нет люфтов, все просто рассчитывается, везде есть норматив цены. Что значит - дорого или не дорого? Этого я не знаю, а вот что такое экономически обоснованная плата - понимаю хорошо. Так или иначе, тарифную политику определяет государство, "Ленэнерго" - регулируемая компания.

Сейчас рассматривается вопрос изменения системы предоставления льгот при подключении мощности до 150 кВт. Cтоимость таких подключений низкая, и мы тратим в разы, а иногда в десятки раз больше денег на присоединения, чем получаем от заказчиков. За счет этого у нас каждый год образуются расходы на миллиарды рублей, которые нам должны вернуть, но через длительный срок.

***

Топ-3 в номинации Энергетика

1. Андрей Рюмин, генеральный директор ПАО "Ленэнерго"

2. Андрей Муров, председатель правления ПАО "ФСК EЭС"

3. Григорий Нагинский, генеральный директор АО "Концерн Титан-2"