28.01.2009

Сотрудники ОАО «Ленэнерго» и ОАО «ТГК-1» почтили память энергетиков, работавших в блокадном Ленинграде

Сотрудники ОАО «Ленэнерго» и ОАО «ТГК-1» почтили память энергетиков, работавших в блокадном Ленинграде

 

Сотрудники ОАО «Ленэнерго» и ОАО «ТГК-1» почтили память коллег, работавших в блокадном Ленинграде. В дни 65-й годовщины полного снятия блокады на Пискаревском мемориальном кладбище состоялась торжественная церемония возложения цветов к мемориалу сотрудникам энергосистемы, погибшим в годы блокады, и монументу «Родина-Мать». В мероприятии приняли участие представители руководства и ветераны обеих энергокомпаний, а также дети энергетиков блокадной поры.

    «Оборона Ленинграда – это особая страница не только в его истории, но в истории всей страны. Казалось, противник рассчитал все, но, видимо, не учел самого главного – беспримерного мужества жителей города на Неве. Каждый внес свой вклад в защиту Ленинграда, свою лепту в победу над врагом. Мы должны, и дети наши должны всегда помнить о подвиге Ленинграда и ленинградцев». – Сказал генеральный директор ОАО «Ленэнерго» Дмитрий Рябов.

    «Петербургу немногим более трехсот лет. – Отметил, выступая на траурной церемонии, генеральный директор ОАО «ТГК-1» Борис Вайнзихер – И те дни, о которых мы сегодня с вами вспоминаем, были, наверное, самыми страшными за всю его историю. Очень важно хранить эту память и передавать ее из поколения в поколение, чтобы значимость этого дня понимали не только вы, ветераны и мы, знающие о блокаде от вас, но и наши дети, и дети наших детей. И тогда, я уверен, подобное никогда больше не повторится».

    Кольцо блокады замкнулось вокруг Ленинграда менее чем через три месяца после начала войны. 900 дней героизма и мужества, невыразимых страданий, трагизма и небывалой стойкости начал отсчитывать ленинградский метроном. Уже в августе 41-го были потеряны все загородные электростанции. В результате первая блокадная зима стала самой страшной – остановились трамваи и троллейбусы, в домах исчезли электрический свет и тепло, практически перестал работать водопровод, и все в условиях жесточайших морозов.

– Когда началась война, мне было всего 8 лет, – рассказывает Валентина Федоровна Царькова. – Папа работал в кабельных сетях «Ленэнерго» и, после того как разбомбили соседний дом, мы переехали жить в служебное общежитие. Вместе со всеми он каждый день уходил на работу - восстанавливать поврежденные во время налетов и обстрелов линии электропередач, ведущие к хлебозаводу и другим важным объектам. Сначала взрослые ходили пешком. Потом стала приезжать машина – возили на полуторке – потому, что дойти пешком к месту работы люди уже не могли. Говорили, что в случае падения Ленинграда, они должны были взорвать электростанции, чтобы те не достались оккупантам. Я, конечно, многого тогда не понимала. Осознание всех ужасов пришло значительно позже. Помню лишь совершенно опустевший город. Люди выходили на улицу в случае крайней необходимости и двигались короткими перебежками – на большее просто не хватало сил. А еще я на всю жизнь запомнила как это страшно - чувство голода. Как выучилась смотреть на часы, потому что знала, что в три часа дня у нас «обед» и мама обязательно даст стакан теплой воды, которую набирали в чайничек прямо из Невы, и, может быть, кусочек хлеба. Помню, как встречали новый 42-год, и мама по талонам вместо сахара, где-то нашла конфеты «Орех в шоколаде». Детей в общежитии было человек пять и каждому из нас на праздничный стол поставили по чашке горячей воды, блюдечку рыбьего жира и шесть конфеток. Это было так вкусно…

    Имея подробные разведданные, фашисты целенаправленно бомбили все объекты жизнеобеспечения и, в первую очередь, электростанции. Враг сосредотачивал массированные огневые налеты на складах жидкого топлива. Вызвав пожар, немецкие артиллеристы усиливали обстрел объекта и прилегающей к нему территории, стараясь затруднить тушение. Так было, например, на 1-й городской электростанции (сегодня – ТЭЦ-1 на Обводном канале), когда снаряды попали в резервуары с мазутом. Пожар не должен был распространиться, так как это грозило остановкой электростанции, снабжавшей электроэнергией промышленные предприятия и город. А противник, чтобы помешать пожарным, 8 раз обстреливал электростанцию и прилегавшую к ней территорию.

    В этих невероятно сложных условиях энергетики блокадной поры совершили настоящий подвиг, сумев обеспечить электричеством отрезанный от Большой земли город. После того, как замкнулось кольцо блокады, подвоз топлива к городским станциям прекратился, а часть оборудования демонтировали и отправили в тыл для энергоснабжения эвакуированных предприятий. Многие энергетики ушли на фронт. Тем не менее, все 900 дней блокады энергосистема Ленинграда продолжала снабжать электричеством осажденный город. Самой сложной стала зима 1941-1942 годов, когда из-за отсутствия топлива выработка электроэнергии резко сократилась и подавалась она только в Смольный, на хлебозавод и в госпитали. Черным днем для энергетики Ленинграда стало 25 января 1942 года, когда во всем городе с нагрузкой в 300 кВт работала лишь одна машина на ТЭЦ-1.

    В сентябре 1942 года благодаря уникальному техническому решению ленинградских энергетиков - прокладке кабеля по дну Ладожского озера, осажденный город стал получать электроэнергию от Волховской ГЭС. Зимой 1943 года по Ладоге была проложена "Ледовая линия" протяженностью около 30 километров, позволившая увеличить пропускную способность Ладожской электропередачи – и в блокадном городе пустили первый трамвай. Кроме того, теперь семья из трех человек могла на 2 часа в день включать лампочку мощностью в 40 Ватт. В условиях блокады это было огромной победой энергетиков, невероятным чудом для ленинградцев.

    В годы войны на энергетические объекты Ленинграда было сброшено более 300 фугасных и свыше 1 тысячи зажигательных бомб, около 3 тысяч артиллерийских снарядов. От бомбежек и артобстрелов погибли 176 работников энергосистемы, еще 1654 человека умерли, не пережив лишений блокады. Их память была навсегда увековечена в 2002 году, когда на Пискаревском кладбище был открыт мемориал энергетикам осажденного города.